В разделе материалов: 35
Показано материалов: 1-35

Айтматов Чингиз Торекулович

(1928-2008)

Киргизский писатель, который писал на киргизском и русском языках.


Ардов Виктор Ефимович

(1900-1976)

Русский советский писатель-сатирик, драматург, сценарист, карикатурист.


Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.

Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну чёрный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернялся скорбный дух.


Через всю свою жизнь, полную ударов и разочарований, он пронес нетронутым одно — горячую любовь к народу и его душе, облагороженной и просветленной великою властью земли. И эта любовь, и его тоска перед тем, что так чужда ему народная душа,— все это для них смешно и непонятно. Им смешны сомнения и раздумье над путями, какими пойдет выбивающаяся из колеи народная жизнь. К чему раздумывать и искать, к чему бороться? Слепая историческая необходимость — для них высший суд, и они с трезвенною покорностью склоняют перед нею головы...

(Поветрие, 1897)


 


Высоцкий Владимир Семёнович

(1938-1980)

Русский поэт, актер и певец.


Ваш век бранил я беспощадно,
Предоставляю вам во власть: 
Откиньте часть...

(Горе от ума, 1825)


Иллюстрация:
Иван Николаевич Крамской,
потрет А. С. Грибоедова,
1875


Сергей Александрович Есенин - символ национальной русской поэзии, ее теплоты, нежности, с одной стороны, и безудержной удали, нервности, неуёмности - с другой. Неоднозначный, далеко не простой, но тонко чувствующий все сложности мира поэт со сложной судьбой и так и не разгаданной смертью.


Что наш язык земной пред дивною природой?
С какой небрежною и легкою свободой
Она рассыпала повсюду красоту
И разновидное с единством согласила!
Но где, какая кисть ее изобразила?
Едва-едва одну ее черту
С усилием поймать удастся вдохновенью…
Но льзя ли в мертвое живое передать?
Кто мог создание в словах пересоздать?
Невыразимое подвластно ль выраженью?..

...Сия сходящая святыня с вышины,
Сие присутствие создателя в созданье —
Какой для них язык?.. Горе́ душа летит,
Все необъятное в единый вздох теснится,
И лишь молчание понятно говорит.

(Невыразимое, 1819)


Иллюстрация:
Орест Адамович Кипренский,
потрет В. А. Жуковского,
~1816


Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
— Нечитанным стихам! —

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.