Будьте внимательны к антонимам
Это хорошо или плохо?

Наш вопрос можно было бы сформулировать короче: «Это хоро­шо?» Ведь и в этом случае ответ может быть отрицательный. Но мы употребили антонимы — слова, противоположные по значению, и это придало формулировке большую действенность. Сравните пред­ложения: Есть люди добрые и злые, храбрые и трусливые, умные и недалекие, красивые и уроды, здоровые и больные, веселые и угрю­мые, старые и молодые, прямые и скрытные, откровенные и хит­рые.Есть люди очень разные по характеру, умственным способ­ностям, внешним данным... Нельзя не согласиться с тем, что первое больше затрагивает наше воображение благодаря употреблению антонимов.

Обращение к антонимам обусловлено характером нашего воспри­ятия действительности: во всей ее противоречивой сложности и взаи­мозависимости. Поэтому все контрастные слова, как и обозначаемые ими понятия, не только противопоставлены, но и тесно связаны между собой: слово добрый вызывает в нашем представлении слово злой, далеко напоминает о слове близко, горевать — о слове радоваться.

Антонимы группируются парами: большой — маленький, высоко — низко, плакать — смеяться. Большинство из них обозначает качество (хороший — плохой), временные и пространственные отношения (утро — вечер, близко — далеко). Есть и противоположные наименования дей­ствий состояний (говорить — молчать, горевать — радоваться), а также антонимы со значением количества (много — мало).

Умелое использование антонимов придает художественной речи особую остроту. Выразительность многих крылатых слов объясняет­ся искусным употреблением в них антонимов: Дома новы, но пред­рассудки стары (А. С. Грибоедов); Ты богат, я очень беден, ты прозаик, я поэт. Ты румян, как маков цвет, я, как смерть, и тощ, и бледен (А. С. Пушкин); Мне грустно потому, что весело тебе (М. Ю. Лермонтов); То сердце не научится любить, которое уста­ло ненавидеть (Н. А. Некрасов); Как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок (С. А. Есенин).

Антонимы часто используются для создания антитезы — стилис­тической фигуры, состоящей в противопоставлении сравниваемых понятий. Сколько пословиц обязано своей выразительностью этой фигуре! Ученье — свет, а неученье — тьма; Мягко стелет, да жестко спать; Недорого начало, похвален конец; Мал телом, да велик делом; Язык длинный, мысли короткие. Антитеза лежит в основе заглавий многих известных произведений: «Война и мир» Л. Н. Тол­стого, «Толстый и тонкий» А. П. Чехова, «Дни и ночи», «Живые и мертвые» К. Симонова и других.

Прием антитезы любят использовать писатели при характеристи­ке героев, описании событий, обстановки, поведения людей. В со­вершенстве владел этим стилистическим приемом М. Ю. Лермон­тов. Вот один из блестящих примеров антитезы в его поэзии:
И ненавидим мы, и любим мы случайно,
Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви,
И царствует в душе какой-то холод тайный,
Когда огонь кипит в крови.
Обращение М. Ю. Лермонтова к антонимам отражало важные особенности его мировоззрения и слога: склонность к самоанализу, сомнения, колебания, контрастность мироощущения и стремление достичь особой выразительности, афористической отточенности речи. В черновиках М. Ю. Лермонтова отражена его работа с анто­нимами: внося исправления в рукописи, писатель иногда предпочи­тал контрастные слова нейтральным. Так, диалог Вернера и Печори­на в «Герое нашего времени» построен на ярком противопоставлении антонимов:
— Что до меня касается, то я убежден в одном, — сказал доктор.
— В чем это? — спросил я, желая узнать мнение человека, который до сих пор молчал.
— В том, — отвечал он, — что рано или поздно в одно прекрасное утро я умру.
— Я богаче вас, — сказал я: — у меня, кроме этого, есть еще убеждение, — именно то, что я в один прегадкий вечер имел несчастье родиться.
В черновом варианте М. Ю. Лермонтова этот афоризм не имел такой остроты: там выпадал один из элементов антитезы — Печорин повторял эпитет Вернера: я в один прекрасный вечер... Исправляя текст, писатель заменяет этот эпитет его антонимом.

Другой стилистический прием, состоящий в сочетании слов с противоположным значением, носит название оксюморон (окси­морон), что в переводе с греческого значит «остроумно-глупое». Ему отдали дань писатели в заглавиях своих произведений: «Живой труп», «Горячий снег», «Оптимистическая трагедия». В этом случае логически несовместимые слова объединяются в словосочетания, образуя необычное, новое понятие: Пышное природы увяданье; О, как мучительно тобою счастлив я! (А. С. Пушкин); Убогая рос­кошь наряда (Н. А. Некрасов); Сердцу изведать сладчайшую боль (А. Блок); Мама, ваш сын прекрасно болен (В. Маяковский); Смот­ри, ей весело грустить, такой нарядно обнаженной (о царскосель­ской статуе) (А. Ахматова).

А иногда писатель хочет подчеркнуть, что его герой ничем не выделяется среди других, что в описываемом предмете нет четко выраженных признаков, ярких качеств. Помните характеристику Чи­чикова в «Мертвых душах» Гоголя? В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, не слишком толст, не слиш­ком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод. В подобных случаях антонимы употребляются с отрицанием.

Если же отрицанием выделить один из антонимов, то сочетание их, подобно двум синонимам, усилит логический акцент на антони­мической паре. Вспомните реплику из «Налима» А. П. Чехова: — Тащи-ка корягу кверху, добрый человек... Как тебя? Кверху, а не книзу!

Стилистическое использование антонимов многообразно. К ним обращаются писатели для достижения эмоциональности речи. На­пример, кого оставят равнодушными строчки из сказок Пушкина: Коль ты старый человек, дядей будешь нам навек. Коли парень ты румяный, братец будешь нам названый. Коль старушка, будь нам мать, так и станем величать. Коли красная девица, будь нам ми­лая сестрица! На антонимах, как правило, строятся контрастные описания:
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он
И соседям то и дело
Наносил обиды смело;
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел...
Антонимы помогают писателям показать полноту охвата явле­ний, широту пространственных и временных границ. Так, у А. Твар­довского: Я сердце по свету рассеять готов. Везде хочу поспеть. Нужны мне разом юг и север, восток и запад, лес и степь... Или в «Золотом петушке» А. С. Пушкина: Войска идут день и ночь; им становится невмочь; Перед ним молва бежала, быль и небыль раз­глашала.

Нередко антонимы выступают как особое лексическое единство, обретая устойчивый характер: ни взад ни вперед, туда и обратно, более-менее.

Богатство и разнообразие антонимов в русском языке создают его неограниченные выразительные возможности и в то же время обязывают нас вдумчиво и серьезно относиться к использованию этих контрастных слов в речи. Неумелое обращение с ними порож­дает досадные ошибки.

К. И. Чуковский обратил внимание на трудности, возникающие при освоении антонимов маленькими детьми. Он писал: «По пред­ставлению ребенка многие слова живут парами... Узнав какое-ни­будь новое слово, дети уже на третьем году жизни начинают отыски­вать то, которое связано с ним по контрасту». При этом порой им не удается избежать смешных ошибок. Услышат: «Вчера была сырая погода», — и спросят: «А разве сегодня вареная!» Или на замечание: «Это вода стоячая», — отреагируют вопросом: «А где лежачая?»

Подобные недоразумения возникают при многозначности противопоставленных слов. Прилагательное сырой может означать влажный», и тогда антоним к нему будет сухой, но может иметь и значение «невареный, нежареный, непеченый» (когда мы говорим о продуктах), и в этом случае противоположными ему оказываются слова вареный, жареный, печеный. Употребленное в значении «недоделанный, недоработанный» слово сырой антонимируется с такими, как законченный, завершенный (ср.: рассказ еще очень сырой — рассказ законченный; сырой материал — хорошо подготовленный материал). А определение стоячий может означать и вертикальный, тогда ему антонимичны лежачий, сидячий, висячий, но может указывать и на воду — непроточная, нетекущая, и тогда пер­вая группа антонимов не имеет с ним никакой связи.

Однако от этих «милых ошибок» мы легко избавляемся, взрослея. Но от неправильного использования антонимов не застрахованы и «большие дети». Вот, например, строчки из письма юнната: «Вы спра­шиваете, как поживает мой еж. Он живет плохо, он умер». Можно ли серьезно воспринимать подобное утверждение? А другой «грамо­тей» сообщает: «Мы собрали 60 кг макулатуры, это все равно, что срубить стройную сосну или могучую лиственницу». В этом случае для правильного выражения мысли вместо слова срубить следовало использовать его антоним — сохранить (то есть спасти от вырубки!).

Из-за неправильного употребления антонимов кажутся странны­ми такие критические замечания: «Присутствующие сразу замети­ли отсутствие порядка в классе»; «Во внеклассной работе у нас полно пробелов и упущений».

Столкновение антонимов в речи, не замеченное говорящим, часто делает фразу нелогичной. Помните, как Фамусов говорит Скалозубу?

Давно полковники, а служите недавно...

Возможно ли это? Но Фамусов, как известно, не очень-то заботился о правильности своей речи. А вот как столкнулись антонимы в сочине­ниях наших школьников: «Он [Дубровский] родился в бедной, но до­вольно-таки зажиточной семье»; «Борис в силу своей слабости не может защитить любимую женщину» (в «Грозе» А. Н. Островского); «Наташа кричала, онемев от страха» (в сцене охоты в романе «Война и мир»). Из сочинений мы узнаем, что «Чичиков отличался приятной внешностью, но неприятной внутренностью» и что «Плюшкин — это живой образ представителя «мертвых душ». Рассуждение о творче­стве Л. Н. Толстого подсказало одному из таких авторов «антитезу»: «Пи­сатель не видел перед собой четкого будущего, поэтому он доводит своих героев либо до смерти, либо до семейной жизни». А пересказ романтических произведений Горького спровоцировал на «невольный оксюморон»: «Старуха Изергиль была молода и красива...»

А вот как антонимы «расцветили» выступление одного школьно­го оратора, который на классном собрании дает оценку успеваемос­ти товарищей: «Фронтальный опрос очень хорошо показал плохие результаты. За последнее время резко повысилось количество низких оценок. Чтобы ответы худших учеников стали лучше, мы должны открыть скрытые резервы повышения успеваемости в классе. Но при наличии отсутствия знаний по предмету мы не можем выпра­вить положение». Это, как вы догадываетесь, пародия. Укажите в ней речевые ошибки, возникшие в результате неумелого обращения с антонимами.
Для любознательных можно предложить еще и такое задание: устраните ошибки, возникшие при употреблении антонимов в таких предложениях:

  1. Учеба у Ивана улучшается все хуже и хуже.
  2. Жидкость в стенках капилляра опускается на высоту, определя­емую формулой...
  3. Мы знаем, что еще живы сейчас предки А. С. Пушкина.
  4. Этот тополь потому и называется пирамидальным, что растет горизонтально.
  5. Иванов исключен из-за отсутствия наличия признаков трудолюбия.
  6. В нашем классе учатся разные ребята: есть очень одаренные и неспособные, усидчивые и рассеянные, умные и ленивые, любозна­тельные и пытливые.
Не допускайте же подобных ошибок при употреблении антонимов!



Источник: http://www.ozon.ru/context/detail/id/3064825/?partner=mvg2327303
Категория: Беседы | Добавил: lik-bez (12.12.2011)
Просмотров: 8080 | Теги: художественно-выразительные средств, стилистика, лексика, антонимы